Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: сказки (список заголовков)
02:12 

lock Доступ к записи ограничен

Why the hell not
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:10 

История стара, как мир.

Why the hell not
В далёком чужом краю.
Под высокой крутой горой.
В глубокой чёрной пещере.
Многоглазая ведьма живёт.
И приходят к ней в лунные ночи
звери, рыбы, птицы и человеки.
Просить самое дорогое.
Кто-то просит суженого, другие - спасения близких, некоторые - дитя.
Если был ты чист сердцем и со всей искренностью своей отдал в расплату свет души - ведьмин дар принесет тебе так желанное счастье. Если же в сердце своём принёс ты корысть, то цена её будет непомерна и сломит тебя. Тех же, кто вздумал обвести её вокруг пальца, больше никто не видел. Каждый глаз её смотрит в самую суть. Некоторые зовут её Временем, но они не правы. А те, кого не обманул уродливый облик - Любовью, и они оказываются ближе к истине.
Ты войдёшь под сень чёрных каменных палат. Каждый шаг делает гуще тишь. Каждый шаг обнажает душу. Каждый шаг вглубь - снимает с тебя шелуху и маски. Она не даст тебе обмануть себя, Она беспощадна и ласкова, как и каждое божество. Ты идёшь по щиколотку в воде и чувствуешь движения множества белых рыбок. Каждая из них - не исполненное желание. Они касаются, и ты чувствуешь, как силы покидают тебя. Ты смотришь в воду и не узнаешь свое отражение. Что там - крылья, или чёрная шерсть? Каждый становится собой. В каждом дрожит свеча, и этот свет - единственный, что освещает твой путь в темноте по молочно тёплой воде.
Ты увидишь её - древней старухой со спутанными чёрными волосами, закрывающими лицо, или огромной стоглазой жабой, будто высеченной из камня. Ты услышишь стук своего сердца и эта музыка наполнит молчаливое действо. Ты почувствуешь, как твоего горла касаются холодные шершавые пальцы. Ты возьмёшь колокольчик своей души и протянешь ей. И если был ты чист, как юный клинок, верен, как птица - ветру, и горел своей мечтой - ведьма сжалится над тобой и ты будешь счастливым. Но одна неверная нота, один фальшивый звук, малейшая слабость сердца - и она проклянёт тебя. Поэтому пещеру, в которой живёт ведьма называют домом отчаянных сердец. Никто не приходит туда, если есть выбор. И только тот, у кого правда нет выбора, сможет оттуда выйти. Отчаянно влюблённый, отчаянно защищающий, отчаянно
верный - подобен ребёнку - всё в нём горит и ему снова нечего терять. Только такие, считает Она, заслуживают награды, подарка небес.
Некоторые рассказывают, что многие века назад, когда Она была молода, она и сама - любила отчаянно, но ей некому было помочь. И теперь Она - мать и сестра всех обнажённых сердец, всех распятых, бесплодных, всех сгоревших мотыльков и недолетевших до солнца птиц. Её благословение - стена огня, возрождающая из пепла Феникса.



@музыка: Lifescapes – Home Wind

@темы: сказки

21:24 

Один вечер.

Why the hell not
рванули перебежать дорогу, со всех ног, пока нет машин, захлёбывясь смехом, в первый раз взявшись за руки - не потому что хочется, а потому что перебегаем дорогу.

острыми иглами холодный воздух колет, заполняя рывками лёгкие. минус три по цельсию.

отсмеявшись безумно - вниз, соскальзывая по обледенелым ступенькам, к реке, промерзшей и запорошенной снегом, широкой как поле, и - гулкая тишина...

шум автострады остался наверху, падает вниз, как мячик, отскакивая от каменных стен. присев на пятки, трогать твёрдую воду, молча смотреть, как на том краю холодного поля - кажется, за миллион километров от нас - горит ночная гирлянда города, соединяя перекинутые через ледяную вечность мосты.
.
.
.
ледяная бесконечность зимы рассыпается на моих глазах - льётся, льётся из моих рук, переливается через край - из большой круглой льдинки. калейдоскоп сжигает пальцы, стекая огненно ледяными каплями, а я смотрю сквозь него на свет уличных фонарей и вижу, как искрится мир. оставляю его там, где нашла - на мозаичной скамье, где его забыл по рассеянности какой-то местный бог, такой же звонкий и невидимый, как это место и этот вечер - запахнул усеянное заплатами пальто, спрятав на холодной груди, у самого сердца, подобранную в подворотне, отбившуюся от хозяина тень. и растаял, улыбаясь.

мы сидим среди сказочных животных. сидим вчетвером - я, ты, красная пляшущая звезда свечи между нами, и тишина - над нами, под скамьёй, с жестяной кровли, в застывших с осени неопавших листиках. во всем и везде. я запрокидываю голову, из меня вырывается пар и горький дым, а небо мигает звёздами. небесная морзянка...
.
.
веду на ощупь, ныряем во двор, не сбавляя шага, не касаясь земли. и вдруг становится тихо - ночь подворотни заглушила рокот улицы. маленькое питерское чудо. ночь затопила дома, застелила дорожки, как ковром, узором теней-деревьев. слышно, как сердце бьётся, и кроме этого не слышно ничего. вхожу, как впервые, говорю: "мы пришли", и хочется замолчать навсегда, на всю быструю жизнь. из под шагов разлетаются первые искры мозаики - с каждым шагом всё больше, бегут врассыпную.мимо проплывает замок, солнечные часы с замершими склонившими головы птицами. львы молчат потаённо и глубоко, цветы с тихим хрустом оплетают стены домов, ангелы смотрят лукаво. опускаюсь к ним, касаюсь холодной щеки. это место моё - осенью мне его подарили - но моё только ночью, потому что подарили в сумерках.
.
я заканчиваю обратный отсчёт. я открываю глаза. я снова просто человек. но мои пальцы видят многое. три... два.. один.

@музыка: Flёur – Это будет моим ответом

@темы: сказки, жизнь

04:12 

lock Доступ к записи ограничен

Why the hell not
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:50 

Тот огонь, что горит во мне

Why the hell not
я замечаю, что здесь у меня хранится уже целая коллекция сказок - ощущений, отголосков, зарисовок. пусть здесь будет ещё одна - пришедшая ко мне недавно. пусть она будет самым ярким камнем в этом ожерелье историй, потому что для меня она такая - самая важная, самая красивая, самая сильная. больше чем страница дневника или пришедшая однажды вечером сказка.
*






Девушка сидит в кресле, подтянув под себя ноги. Мерцающие в камине угли вспыхивают струйками пламени и снова гаснут, оставляя пульсирующее тепло. Девушка ждёт. Чего? Она и сама не знает. Из-под подрагивающих ресниц в огонь смотрят два внимательных карих глаза. Огонь связывает миры и людей, ищущих в нём.

Мгновение, или сто лет назад?


В жаровне посреди комнаты тлеют угли. Скамьи вдоль стен, ветхая кровать, кованый сундук и шкаф с кухонной утварью - вот и всё нехитрое имущество обитателей дома. на одной из скамей в углу комнаты сидит женщина с тяжёлой косой, переброшенной через плечо и бережно прижимает к себе тихий свёрток. Ворох пёстрых тканей, в котором дышит и бьётся. Шаги за окном. Женщина грустно и утомлённо улыбается. Сын труса? Отродье предателя? Он не такой... Её муж не вернётся с войны, её муж смоет с себя позор отца ценой своей жизни.
Шаги за окном становятся громче и дверь распахивается, разрывая ткань её мира с треском того, что не вернуть.
— Мой сын! Мой мальчик, Мила! Как ты назвала его?
— Ты?.. — этого не может быть, ты не мог поступить так - твердит голос в её голове, но губы произносят -
— Бэлфаэр..
— Сильное имя! — он разражается счастливым смехом и тянется к сыну..
Трус.
Она передает свёрток в его сухие руки. слабые руки. ничтожные жалкие руки!!! труса и предателя.
Она понимает, что всё кончено. Для неё. Для него. Для сына.

***
Огонь камина.
За стеной грохнуло, разрушило сладкую негу сумеречных стен, вырвало её из пляски света и теней. Девушка встрепенулась вспуганой птицей. Поднялась над креслом, покачнулась и упала обратно. Заполнивший небольшую комнату и всю её ароматный дурманящий дым кусает нёбо. Она снова встала и вышла за дверь, в темноту и холод, и поняла - здесь должны были быть стены.

*
Она идёт сквозь темноту и видит вокруг себя игру красного и чёрного. Она ступает босыми ступнями по углям, уводящим её куда-то неясной мерцающей тропой. Она проходит стену дыма, который не щиплет глаз, и пальцы вьют дымные волны тумана, полный сна воздух расступается перед ней, как тёмные воды. пульс в крови, в ушах и в красном под ногами сливается единым ритмом и шепчет ей, но она не может разобрать слов. Пламя лижет тонкими стеблями, поднимается, обступает её огненным лесом. Дым подхватывает ветер, разгорает, уносит клочья имён и лиц. В её сердце остается только одно имя, начертанное будто пламенем по черному, проступающее и обретающее дыхание -
Бэлфаэр.
Тот огонь, что горит во мне.
Она смотрит, роняя взгляд в огонь и вдруг чувствует встречу взгляда - как этот пульс. Поднимает глаза и видит другие. Чёрное томящееся пламя, ледяное и раскалённое разом - напротив неё, в двух глазах прямо напротив.
Это он.
Она понимает - это он.
Не может быть кем-то кроме него.
Сердце стукает о рёбра в отчаянном узнавании, она смотрит, прижатая этим взглядом к месту и протягивает руку, чтобы коснуться, но..

Мгновение, или промельк веков?
ей показалось, что где-то упала звезда. Рухнула, как целый небосклон звёзд, пробила воронку, полную искрящейся пыли и чудовищ - где-то там далеко. Росчерком на небе - упала звезда, оставив белую ясную полоску на небе, усыпанном звёздами. Она подняла голову и увидела это. Казалось, секунда, и небо разойдётся по этой черте как срезанная кожура и обнажит бьющий свет.
звёзды.
— Йола!
кто-то позвал её.
Девушка обернулась на зов, и угли, тень и чудовища остались позади, уплывая всё дальше - в сон? Белое окно двери и родной сутулый силуэт в ней, как вырезан.
— Идём в дом, что ты здесь одна?
Как в полудрёме - протянула руку и сухая прохладная ладонь взяла её пальцы, увлекая за собой туда, где тепло и пахнет травами.
Некоторое время после они сидели вдвоём у камина - он в кресле, она - на полу, в пальцах мелькали карандаши - красное и чёрное.
— Кого же ты ждёшь, милая девочка? — Птица устремляет в угол комнаты взгляд философа.
Она поднимает голову, на секунду задумавшись.
— Я и сама не знаю толком — осторожно подбирает слова — Я вижу его во сне иногда. Угадываю в рдении углей. Узнаю в отделившийся тени. Иногда заглядываю внутрь себя и вижу там - он. У него сильное имя, руки и взгляд. Я таких никогда не встречала.
Стервятник медленно понимающе кивает и погружается в себя, сцепив пальцы и опустив на них острый подбородок, устремляет взгляд в танцующее пламя.
Миг, а может сто лет спустя...

@темы: сказки

22:01 

записки зимней птицы. перед Рождеством.

Why the hell not
снег - серебряная крошка. ветреными рваными волнами окутывает руки деревьев, бьётся безумной птицей в слепые окна.
беспределица-птица...
зима-весна, босиком по льду. распускающиеся цветы в искристом сверкающем мире. широкая юбка, глаза из-под чёлки, перья на плечах. пятна любви на сердце - как кофейные тёплые лужицы.
зима может быть зверем. прекрасным и яростным, с глазами-звёздами. его ласка делает больно. он рычит шёпотом вьюги и его красота видна из окон. он вспыхивает розово-лимонными ледяными рассветами. о его шерсть можно ободрать ладонь.
я не люблю зиму. я люблю душу зимой. ту, когда ещё не утих звон и она не стала чёрной - из белой.

зимой.

я люблю храм души. рёбра и ключицы, обтянутые белой кожей, щетинящиеся зубья позвоночника. тонкие пальцы на широкой ладони. люблю, когда она птичьей лапкой украдкой выглядывает из пледово-одеяльного кокона, высовывается и начинает, как живая, рыскать и вынюхивать, а найдя, коршуном падает и цепко хватает добычу мёртвым капканом. люблю свои глаза в полумраке и когда в них долго смотреть - они красивые.

люблю храм тела. дом храма души. дом. тот, где свешиваются с ламп колокольчики, где гнездо одеял в запахе пряного чая и апельсиновых корок. тот, где я - от стены до стены. где я во многих обличьях и везде. где я-кофе и я-картины, я-окна в раме я-занавесок. тот, где много радующих глаз вещей - тёплых и холодных. где мои приведения играют на подоконнике, и мои чудовища зовут на чаепитие под кровать. тот, которого у меня ещё долго не будет. люблю ощущение режущихся крыльев в лопатках, которое приходило зимой и давно уже сменилось шорохом перьев за спиной.
люблю бумажных журавликов и всё то, что я делаю своими руками, заполняя не свой дом собой. люблю дом сестры и часы, которые сломались и омывают его своим течением времени. люблю кальянные змейки-волны дыма, разбивающиеся о потолок и текущие по венам с кровью. люблю быть совсем одна. люблю делиться с птицами едой, купленной для себя.люблю быть собой. и уходить в себя, снимая очки.
люблю не спорить, не доказывать свою точку зрения и прятать улыбку в ладонь, думая "но я то знаю, что я об этом думаю". люблю людей, от которых сердце юркает в пятки и выстреливает из головы. люблю быть больше тела и смотреть туманно.

@темы: жизнь, сказки

08:48 

Дезертир

Why the hell not
осень стирает границы.
я давно замечаю копошение в углу и просто терпеливо жду. наконец осмелевшее чудовище подкрадывается к креслу, в которое я уютно провалилась с ногами, одним прыжком оказывается на коленях. сворачивается в серо-сизый клубок дыма, расплетаясь по комнате сигаретными кольцами. пока тварь лежит, оцепенев и вслушиваясь в моё дыхание, успеваю допить содержимое бокала и смотрю на огни за окном сквозь гранённое стексло. встречаюсь взглядом с парой горящих красных точек и, понимая мысль, несколько раз коротко киваю. мой монстр смотрит на меня мерцающими глазами, запрокинув здоровенную башку, вскакивает, по рукаву неуклюже взбирается на плечо и замирает так, провиснув между двумя моими плечами, сиротливо покачиваясь на тонких лапах. я подхожу к окну и вижу отражение - взъерошенные, вставшие дыбом волосы, острый взгляд. моя тварь будто сплетена из самых густых теней - тех, что и при свете дня настораживают и цепляют глаз. мой взгляд скользит по отражению и проваливается, как в пропасть, в монстра. что же стало со мной, что вы приходите ко мне уже сюда? не подождать ночи, нет? вы же так не любите упускать свою собственность. любимые мои, что бы я без вас делала?.. порываюсь зарыться лицом в тварь, но утыкаюсь в собственное плечо. в отражении уже всё спокойно - волосы гладко опали, глаза на месте. в кружении листа у самой земли - осенний танец. листья опали и осень стала пляской теней. обрывки теней шелестят по переулкам, напоминая каждому о своём. мне - о лабиринтах, в которые я ухожу только по ночам. мне - сотни пар глаз, горящих для меня там. крылья, ждущие развернуться. роющие в нетерпении землю острые когти. мечтающих накинуть на мои плечи платье чёрного оперения, мечтающие окружить, не отпускать больше никогда... не отпускайте, прошу. каждый из вас - я, я в чём-то - любой из вас. мы ищем друг друга, я бросаюсь к каждой тени. трещина хрустом раскалывает корочку льда на луже. в этом - тоже танец. я угадаю трепет крыл в раннем утре, пугающем сине-чёрным острым холодом. все чудовища - большие и маленькие. прекрасные и уродливые. вам всегда найдётся место в моём сердце. а вы... заберите. меня. с собой.

@темы: сказки

03:59 

Why the hell not
Я пролила вязкий ароматный напиток на лакированное дерево. капли застыли белой лужицей под распахнутым белым окном. в мерцании свечи.
Грохот трамвая.
Я рисую кончиком ногтя остывающим молоком по тёмному дереву. рисунок змеится, перетекает, живёт.
Грохот августа.
Сегодня август вонзил в сердце когти.
Первый день.
Творчество зарождается под сенью неба в секундных росчерках падающих звёзд. творчество просыпается во тьме ночи. творчество сгорает в пламени заката. толчёк ему дают негативные эмоции.
Август - красное и чёрное. август - контраст чувства с бесчувствием, ослепительно яркого с убвающе холодным.
Август улыбается акулой. острыми пальцами хирурга, наслаждаясь, вонзается в нежную, пока ещё тёплую, расахнутую душу. смотрит лукавым паучьим глазом луны сквозь ажур веток в небе.
И я чувствую себя бестелесной. Чувствую не человеком. скрывая ладонью хищную усмешку, вспархиваю на верхушку дерева и смотрю.

Август - я одна.
Август - нас двое.

Скоро под ногами разверзнется пасть зимы. но не сейчас. сейчас - искры переливающегося драгоценного камня лучшего месяца в году.
Лучший месяц в году.

@темы: сказки, жизнь

02:48 

Алиса

Why the hell not
Пернатые следуют за солнцем, звери ищут лето. Роятся в голове мысли холодно-лимонными пчёлами и болезнь стукается о рёбра при каждом вдохе. Усталость вцепилась в стопы и не даёт идти вперёд... Заиндевелый рассудок. Подарите мне листья, я сплету из них крылья и полечу над водой туда, где зимует свет. Подарите мне перья, я закутаюсь в них и больше никогда не почувствую холод. Подарите мне крылья...
Липким сумерком клеется ночь и зима, ознобом прохватывает тело. Пальцы - трепетный локатор ощущений - ищут тепло. Где-то над горизонтом вспыхнуло зарево и нет его уж более. Лишь искрами танцуют спящие лучи на дне колодцев глаз в надежде на тепло, и на минуту - чутким касанием, ласковым взглядом - просачивается сквозь кожу и вьётся рядом, освещая ночь. Мир скрутился перед глазами в тугую спираль, могрнул и погас, как перегоревшая лампочка. Тело осыпалось листьями на сырой асфальт и стало как нарисованная мелками печальная рыба.
— Что общего между Богом и Шушпанчиком? — Никто не знает, как они выглядят.
— Мировой океан - это вся вода Мира? А если я водички налью в бокал, это тоже будет мировой океан?
Я отращу себе крылья - по листику, по пёрышку. Они станут сильны и я однажды перелечу океан. Млечный путь и лунная дорожка пусть будут проводниками. В ту страну, где боль и небыль. Боюсь. Я.
Под свитером дремлет пёстрый манулёныш с большими совиными глазами. Вздрагивает, поднимает янтарь-изумруды.
— Я манул. Честно.
И засыпает вновь. И тебе крылья отрастить, совушка. Что же поделать, все мы птицы Божьи, все мы летим на солнце.
Неспящие жёлтые огни за окном и одинокая тускло-прозрачная звезда.
— Где же ты, где же?...
Консервной банкой с зубастой крышкой повисла на паутине под сердцем болезнь и тихо поскрипывает. Иногда она подкатывает к горлу, иногда трясёт пальцы и никогда не спит. Она похожа на грязную городскую птицу - взъерошенную, холодную и озлобленную. В долгую зимнюю ночь, длинною в шесть месяцев, она не чувствует тепла и только крук и скрежет исходит от неё.
Подарите мне крылья...

@темы: сказки, зимнесезонное, записки

17:44 

Шёпот - миниатюра.

Why the hell not
Лучи призрачного света выхватывали из сапфировой ночной тьмы гладкие камни, витые деревья и узоры паутины между ними. Серебристая листва смыкалась где-то наверху в переливающийся волнами купол. Каждая травинка была покрыта корочкой инея. Сквозь ночь доносилось тихое пение соловья. Рвануло ветром и разогнало облака под луной. Опушку леса залило красным светом, алая луна.
Хруст ветки под тонкой ногой.
Дыхание ветра в волосах.
Тихий шёпот складок платий.
Улыбка - загадочная. Взгляд - печальный. Глаза - горящие угли. Ткани на теле - серо-лиловые. Шаг, взмах руки, перезвон бубенцов. Собирается, выстреливает. Под тканью - изгиб позвоночника. Шею тянет, рвётся на части и начинает танцевать. Порхает пальцами в воздухе, разбрасывает руки, запрокидывает голову. В глазах вечность, улыбка - сладкий яд. Сердце отбивает ей ритм.
Хруст ветки
Свист дыхания.
Тихий шёпот складок платий.
Мышцы под кожей - перекатываются. Смотрит барсом. Движения - натянутые, ровные. Глаза распахнуты, руки обнажены, волосы в узле, струятся по спине. Изгиб руки, взмах ткани, полёт над землёй. Руки сомкнуты, кружение. Под занавесом паутины, словно театральное действие. Россыпь жемчужин - росы в тонких нитях. Взгляды, шаги, биение крови в ушах. Алая ткань на лиловой ткани. Плечо в плечо. Таяние инея. Дымка рассвета.

Хруст ветки под тонкой ногой. Неуверенной.
Учащение пульса в груди.
Глаза - ясные искры.
Улыбка - не улыбка, намёк лишь. Обещанное продолжение действа.
Ткань струится. Волосы забраны.
Шёпот губ.
Серебристые пряди, серебристая луна.
Взмах руки. Осеклась.
Танцевать не может. Ждёт.

Хруст ветки.

Свидание людей - не людей, зверей - не зверей, духов - не духов. В мире, где рот сомкнут, а тело - речь.

@музыка: Альфред Шнитке

@темы: сказки

02:52 

Why the hell not
Они познакомились где-то на окраине сельского рынка, у самой кромки леса.
Его большие кожаные сапоги давили песок и щебень, а тонкие морщинистые губы насвистывали охотничий марш.
В тот же самый момент она напевала себе под нос, вплетая в пряди лучистых волос незабудки и греясь в лучах заходящего солнца, оседлав большой замшелый камень, прислонившийся к дороге...
И так получилось, что он был таким большим и сильным, а она - такой женственной и хрупкой, что они сразу же полюбили друг друга.
Но не звонили для них свадебные колокола и не пели херувимы в барашках облаков.
Они поселились в её хижине, оплетённой корнями столетнего дуба, где-то между тёмным лесом и берегом моря.
Он не знал, откуда она взялась, а она - в какой гвардии он служит.
Он приносил ей "глупые побрякушки", и она, заботливо сложив сокровища в большую стеклянную банку и поставив её на самую верхнюю полку самого высокого шкафа, расчёсывала его "косматые патлы".
Так прошло четыре года. У них четверо детей, которых оба они обожают.
Но повинуясь законам драматического жанра, она начинает вздыхать. Ему начинает чего-то не доставать. Они достигают этой, увы, знакомой развилки и понимают, что пора расходиться.
Утренним шиповником расцветает весна и она доедает последний огурец из последней банки зимних маринадов.
На другом конце мира он выбивает отсыревший табак из трубки, которую она вырезала ему прошлой осенью и вздыхает, глядя на гитару с половиной полопавшийся струн. Женщина, спящая в стёганном одеяле не та, не то, не так! Он достаёт из кармана штанов стеклянный шар величиной с грецкий орех, в сфере которого преломляется свет и разливается радугой и со стуком роняет его на дно большой банки, стоящей под кроватью.
Он меряет шагами каменистую дорогу от кабака до трактира, ест жирное мясо руками и в пятый раз забывает вычистить сапоги.
В это самое время она ласкает расчёской тонкую пряжу волос своей маленькой дочки, которая с удовольствием уминает жареные каштаны и болтает ногами на высоком стуле.
Время идет, но судьба медлит. Вот уже осень скребётся в мутное окно придорожной гостиницы. Вскоре воспоминания о её теплом смехе и её грибном супе начинают вызывать в нем нежность. Его одиночество достигнет своего предела как раз в тот момент, когда она будет загадывать желание на новолуние. Тут он и появится в дверях, и они снова станут семьёй. Потом все повторится сначала, уже в пятый раз, и он уйдет, оставив ей часть себя... чтобы девять месяцев спустя появилось новое, живое доказательство того, как они нужны друг другу.
Пройдёт ещё много времени. Каменные плиты на опушке леса, где она танцевала, заметёт палой листвой, но не перестанут гореть светильники между камней и в ветвях ив.. Она всё так же будет жить в корнях старого дуба и выращивать груши на берегу моря. Её дитя будет нанизывать жёлуди на кусок шпагата и распевать звонким голосом песни, которым её научила мать.
Он будет курить во всё том же трактире и задумчиво разглядывать лезвие ножа, воткнутого в стол. Он не заметит даже, как муха села на его кружку с пивом.
Подойдёт осень, и сидя на скамье у дороги он будет смотреть, как морщится кленовый лист в лучах уходящего солнца. И он увидит, как подобно клёну морщится кожа на его ладонях и высыхают волосы..
На обрыве над морем, в одинаковых позах, свесив ноги вниз, она и пятеро её детей будут смотреть в лицо полной луне, и как только та скроется за облаками, он тёмным силуэтом встанет за раскидистой елью - потрёпанный и несчастный. Она же - мелькнув улыбкой, взметнув юбками - вскочит с места и заливаясь смехом, бросится ему на шею, как в первый раз. И как в первый раз они будут пить заваренные травы из больших деревянных кружек, только теперь всемером.
И снова всё повторится, и снова она, сильно прибавив в весе, будет собирать яблоки. И девять месяцев спустя она, как ни в чём не бывало, будет кружиться в танце меж огней фонарей, наслаждаясь маем. Она, вечное дитя, скорее старшая сестра, чем мать. И её не стареющие глаза будут смеяться рассвету и вздыхать, провожая косяки уток. Каждую ночь, едва высыпят звёзды, она будет струиться по стволу дерева вверх, и достигнув шапки вершины, растягиваться между ветвей. Глядя в шёпот чащи и слушая сверчков, она будет спрашивать у кукушки, сколько месяцев пройдёт, пока её любимый не вернётся. Но ответ не так уж и важен, не правда ли?

P.S. Для тех, кто смотрел мультик про аббатство Келлс. Думаю, мой образ во многом перекликается с образом Эшлин. Тоже лесной дух, тоже вечное дитя, характер похож) Даже внешность, наверно. Но какая-то отличительная черта от меня ускользает. Наверно, мой персонаж всё же немного больше человек.

@темы: сказки, записки

11:55 

Отрывок

Why the hell not
Раздался хлопок и чёрная разинутая пасть остановилась в нескольких дюймах от лица девушки. Всё вмиг замерло - шелест травы и звон капель, ветер, гуляющий по гроту, развевающиеся складки красного кимоно её палача. Из-за трона вышел молодой человек в белой шляпе, он поигрывал белым зонтом-тростью и стрелял синими лучистыми глазами.
— Ах, милая, что тут у вас происходит? Кажется, это не ваша история,— он обвёл взглядом место действия и устало вздохнул,— опять Палочка чего-то намудрила. Бедный Химера...что же делать... Кажется, сегодня ему приснится кошмар о том, что он опять убил не ту девушку. Ну ничего, сейчас как раз идёт 101 год со дня тех жестоких событий, год, когда он должен наконец-то встретить свою возлюбленную. Не будем ему мешать, хорошо? — волшебник легко взмахнул рукой, и верёвки, которыми девушку привязали к каменному трону упали к его ногам. — я прошу у вас прощения за это маленькое неудобство. Прогуляетесь со мной по этим восхитительным местам? Конечно, природа уснула, ручьи не текут и птицы умолкли, но это придаёт пейзажу особое очарование, не правда ли? — он задорно улыбнулся и подал ещё немой от испуга девушке руку.



Как обидно, что мне так и не удалось стать невестой Белого Химера. Ну что ж, по законам жанра, он вскоре встретит её. А всё же мы красивую историю придумали.

@темы: сказки

13:08 

Why the hell not
Я никогда не забуду этого чувства. Этого дразнящего, пьянящего чувства - когда мои пальцы проникали в твоё тело. Всё глубже и глубже. Глубже и глубже. Я никогда не забуду, как по ним заструилась горячая, живая кровь. Она стекала по рукам и с локтей капала на снег, прожигая в нём скважины. Кап..кап.....кап....
Ты коснулся моей руки - руки, пробившей твою плоть и отнявшей у тебя самое ценное - жизнь. Из последних сил ты поднялся на локтях и поцеловал меня. Поцеловал тепло, по-отечески. В тот момент я увидела твои глаза, и ненависть, ненависть сжигавшая мою душу вот уже пятнадцать лет вдруг исчезла. Просто растворилась. А потом ты посмотрел на меня. И я поняла, что не было, нет и не будет человека роднее и ближе мне, чем ты. Что никто никогда не любил меня так, как ты. И тогда я заревела, как маленькая девочка. Мои слёзы и твои, моя кровь и твоя смешались на снегу.
Ту ночь я провела рядом с тобой. Надеясь. Молясь. Но мы оба понимали, что всё уже кончено.
Сейчас 5: 30 утра, и идёт снег. Так же, как и в тот день.
Твою улыбку. Твои глаза. Твои слова. Я никогда не забуду.

The End

Он стоял на залитой солнечным светом снежной поляне. Стоял, откинув голову назад и наслаждался. Он наслаждался звуками музыки, такой быстрой и волнующей, пропуская сквозь своё тело каждую струну, каждую ноту. Звуки ласкали слух, волновали воображение и пробирали до костей. Мастер тяжело вздохнул. Его лицо озарилось лёгким внутренним светом и промелькнула улыбка. Он стоял, запрокинув голову и улыбался.
В полумраке послышался скрип снега под сапогами. Высокий человек в доспехах приближался к Мастеру с обнажённым мечом. Рука Мастера медленно потянулась к рукояти. Так же медленно и плавно он достал из ножен сверкающий длинный клинок и нехотя открыл глаза. Улыбка стала ещё шире. Человек в доспехах шагнул вперёд. Мастер сделал полшага назад. Человек в доспехах сделал ещё два шага и замахнулся. Слишком медленно. Росчерк в воздухе - брызнула кровь, тело повалилось на землю. Мастер скользнул лезвием по снегу и вбросил его в ножны.
Он только успел встать, но по кругу, как акула, уже кружил следующий человек в доспехах. Этот был ниже и шире, но двигался легче и стремительнее - как барс. Круг постепенно сужался. Мастер сцепил на затылке руки замком и принялся тихо подпевать. Это была последняя капля. Человек в доспехах сделал выпад. Стремительный, умелый. Но мастер отшагнул в сторону на полшага и удар прошёл мимо. Ещё выпад. Разворот корпуса, полшага назад - остриё шпаги прошло всего в нескольких волосках. Посыпались удары. Беспорядочные выпады и уколы - он словно обезумел. Мастер легко уходил от ударов - отшагивая, нагибаясь, перекручиваясь. Он словно двигался в танце, в такт музыке. Противник заметил это и вконец вышел из себя. Он взревел и бросился на Мастера, но тот одним движением вытащил клинок из ножен и напрыгнул на врага, как дикая кошка. Отсечённая голова покатилась прочь, тело сделало ещё несколько шагов и, нелепо взмахнув руками, рухнуло в сугроб.
Мастер провёл пальцем по поверхности меча и поднял руку высоко над головой, разглядывая крупную бордовую каплю. На снегу заиграла тень - третий. Мастер вытер руку и посмотрел на приближающегося противника исподлобья. Его губы скривились в недоброй ухмылке, глаза хищно блеснули. Человек сделал ещё один шаг, его лицо осветило уходящее солнце. Это была красивая молодая женщина с угольно чёрными волосами и золотыми глазами. Мастер выпрямился и опустил оружие. Улыбку сдуло с его лица, на глазах выступили слёзы. Женщина тоже плакала, но она и улыбалась. Такой же бешеной, хищной улыбкой, как и Мастер минуту назад. Он выронил оружие и раскинул руки. Женщина бросила поклажу и побежала навстречу...слишком быстро. Одной рукой опершись о плечо Мастера, другой - с длинными крепкими когтями - рванула вперёд. На его губах выступила кровь. Мастер начал медленно оседать, женщина освободила руку и уложила его на снег. Поддерживая голову, села рядом. Они говорили глазами, а снегопад медленно заносил белой пеленой их тела, тела убитых и лужи крови. Нельзя было по-другому. Каждая история подходит к концу, и твоя тоже. Кровь заиндевеет в жилах и остановится навсегда. В последнем луче уходящего солнца сверкнула последняя слеза мастера меча.

@темы: сказки, рассказы, зимнесезонное, графомания

10:48 

Why the hell not
....А утро бесшумно раздвигает занавески и, медленно ощупывая дремлющую тушку окрашивает кошку в яркие пятна. Щекочет, касается усов. Кошка чихает и просыпается. Потягивается, зевает...делает шаг и ...топором падает с края кровати. Кошка щурится от солнца, улыбается. Появляются чисто-кошачьи озорные лучики в уголках сияющих глаз. Между шторами, по ту сторону окна кошка замечает движение, одним тигриным прыжком оказывается на подоконнике. В широко распахнутых зелёных глазах отражаются маленькие чёрные - голубя. Кошка дёргает усами, щёлкает зубами. От кончика носа до кончика хвоста - натянутая струна. Кошка ожесточённо хлещет себя хвостом по бокам. И.....прыжок! "Бдам" - глухо констатирует факт оконное стекло. Кошка со скрипом съезжает на подоконник. Когда она придёт в себя и встанет на все четыре лапы, голубь будет уже высоко лететь, разнося по Петербургу новый анекдот.
Воистину, как говорил Леонардо да Винчи, кошка - величайшее произведение исскуства. Грация и сила, красота и нежность - всё в одном звере...совершенство. Однако, я никогда не перестану восхищаться твоей позорной неуклюжести, никогда не прекращу поражаться тому, как ты с самым серьёзным выражением лица делаешь самые глупые вещи в своей жизни. И даже через много лет, когда вырастишь, ты будешь всё так же не музыкально мяукать и с разгона врезаться в стены....

@темы: сказки

16:09 

Рубеж

Why the hell not
Девушка стояла, перегнувшись через перила балкона. Неестественно выгнувшись, она напряжённо всматривалась вдаль. В серо-зелёных глазах отражались всполохи битвы. Красивое лицо с крупными, чувственными чертами должно было принадлежать принцессе в кисейном платье, которая живёт а сердце почти каждого, но жизнь Акиры сложилась так, что в спартанских условиях она была вынуждена бороться за каждую секунду своего существования...и ей это нравилось. Тело, которое невозможно забыть, было до треска затянуто в чёрную кожу, а неопределённого тёмного цвета волосы длиной почти до колен убраны в высокий хвост.
Прямо под ней и до самого океана взрывались бомбы и миллионами погибали люди. Войны стали обыкновенной частью пейзажа за последние двадцать лет, но такой мир ещё не знал. Небо взрывалось множеством искр и красок, от чего рябило в глазах, а от беспрерывного гвалта орудий гудело и звенело в ушах. В комнате за балконом всё стояло вверх дном: перевёрнутые столы, разбитые в щепки стулья, разбросанные по полу и разодранные книги, перебитая вдрызг дорогая посуда.
Акира отдышалась и попыталась сделать шаг вперед, но чьи-то руки втащили ее в комнату. Женщина в белом, тяжело дыша от напряжения, всеми силами старалась не дать ей вырваться. Акира издала хриплый рык и рванулась в сторону балкона в попытке пересилить. Слепая старуха в углу невозмутимо продолжала вязать, невесомые ткани, сходные с флёром, уже окутали её до колен. Автор с интересом наблюдал за событиями и жевал пончик. Вдруг у самого здания рванула бомба - ослепительная вспышка белого света, звук от взрыва был таким громким, что, казалось, на долю секунды время остановилось. Женщину в белом взрывной волной отбросило; Акира, не теряя времени, вскочила на ноги и попыталась было удрать, но та, хитро извернувшись на полу, схватила её за ремешок сапога. Акира чертыхнулась и неудачно упала. Автор болезненно поморщился, слепая старушка в углу продолжала с философским видом вязать. Ещё несколько минут продолжалась борьба на полу, но Акире вскоре всё это вконец осточертело. Сверкнула сталь причудливой формы, как петушиной шпоры, кинжала - тонкая алая линия на щеке и быстро набухающая бордовая капля на белоснежном лице. Вот она уже сорвалась с подбородка и, ударивщись о складки платья, разлетелась. Женщина выпустила руку Акиры и провела двумя пальцами по порезу.
— Акира.....-глаза заволокла прозрачная пелена. - Акира...пойми же...
— Я не хочу ничего понимать!— то ли прокричала, то ли прорычала она. - ты ничего не понимаешь, ты как тепличный цветок. МИР НЕ ТАКОЙ! Оставь меня, это МОЯ ВОЙНА!!! - с этими словами Акира со скоростью вихря пронеслась через комнату к балкону и спрыгнула с него. Она ушла в войну, чтобы уже никогда не вернуться...во всяком случае, она так думала.
Женщина в белом подошла к балкону и положила руку на перила. БО_же....рыдания клокочущими, пульсирующими рывками подходили к горлу, ноги подкашивались, она сползла по стене на ледяной мраморный пол. Старушка в углу сложила вязание и, перешагнув через мягкие складки тканей, медлеными шажками направилась к женщине. Автор тяжело вздохнул и вышел, предусмотрительно закрыв дверь. Лежащая на полу женщина смотрела сквозь пелену слёз на войну. Старушка присела рядом с ней и обняла, крепко (насколько это вообще возможно для старушки )прижав к себе.
— Двадцать лет назад меня ранило в лицо. Дом, в котором я жила, бомбили, замок заело, и я не могла добраться до убежища. На меня обрущилась целая стена и крыша. Не знаю, каким чудом я выжила. Лицо удалось восстановить по кусочкам, но зрение я потеряла навсегда. Тогда я думала, что моя жизнь кончилась, но позже я поняла, что жажда жить-то никуда не ушла...теперь я вяжу и делаю другие сложные вещи так, что никто и не догадывается, что я слепа. И готова поспорить - я вижу многие вещи лучще чем те, у кого здоровые глаза. Кто знает, может эта девочка ещё сыграет важную роль в судьбах мира, но я обещаю - она ещё вернётся к тебе.

@темы: сказки

00:42 

Ловушка для теней

Why the hell not
Вступление
Что такое бессонница? Это когда ты просыпаешься от странного сна и остаток ночи стоишь, подставив лицо тонким пальцам луны и пытаешься найти тайный смысл там, где его нет? Или это когда мысли наполняют твою голову, и не отпускают ни на минуту, до самого утра? С ними ты роняешь голову на подушку, с ними же и встречаешь рассвет. Или это паранойя - когда боишься уснуть, и всю ночь озираешься по комнате, в поисках холодных, мокрых щупалец, леденящего душу страха? Страха прошлого, страха совершённого и забытого. А может, это воспоминания. Воспоминания, уходящие сквозь пальцы, подобно лунному свету в хитросплетении времён. Всё может быть. Но сегодня это было подобно морскому песку, чистому, струящемуся сквозь века, и не оставляющему ничего. Распахнутое окно - символ свободы, символ начала пути, тянущейся вдаль дороги, тонущей в серебристом звенящем тумане. Колокольчики воспоминаний, тревожимые ветром - твоя дорога.
Так было и этой ночью. Распахнутое настижь окно, струящиеся по воздуху шёлковые голубоватые занавески, уже успевшая остыть после ночного бреда постель. Сухие цикламены в берюзовой вазе, старый, заёзаный карманный дневник, исписанный нервным размашистым почерком, недопитый бокал старого сухого вина, треснувшее зеркальце и разлитые по столу чернила. Воспоминания, путаясь и сбиваясь, как чайка над океаном мелькали перед глазами. Недописанные картины прошлого, карандашные наброски. Больно? Страшно? Теперь терпи. Одна. Мой свет, мое проклятье, мой бред в переплетение времен... Может, его и не было? Это всё сон...сейчас я проснусь и всё будет как прежде...как прежде. Но сон всё не кончался. Печальные слова.
Най сидела на подоконнике, перекинув одну ногу через бортик. Пепел сигареты падал на рубашку, Най рассеянным движением смахивала его вниз. Пепел летел, рассеиваясь в ночьной пустоте. Она выдыхала кольца ароматного дыма, как в те далёкие времена, ещё сидя в корнях деревьев. Крупные капли дождя захватывали кольца с собой, рассеивая прибивали к асфальту. Внизу, как муравьи, суетились люди. Накрывшись кто куртками, кто вчерашними газетами, кто прохудивщимися зонтиками, люди спасались от ливня. Одни спешили к метро, другие по делам, на праздники, к любимым. Мало ли людей. Только один никуда не спешил. Небрежное чёрное пальто, промокшее насквозь, обрисовывающее контуры фигуры, сапоги до середины голени, дышущая на ладан шляпа. Неровно стриженые, чуть серебристые волосы, слипшимися от воды прядями спадали на плечи. Чересчур длинная рваная чёлка скрывала часть лица. Молодой человек подставил лицо струям дождя. Озабоченное, тронутое тревогами лицо с нахмуренными тонкими бровями. На секунду на губах появилось что-то, что можно было бы счесть за улыбку, но оно тот час же, словно опомнившись, изчезло.
- Ну давай же, хозяин. Иди к себе. Слишком поздно,- на лице Най промелькнула издевательская улыбка, она выпустила ещё колечко дыма и стряхнула с сигареты пепел. Недобро прищурила глаза. Рванул ветер. Бубенчики, вплетённые в короткие чёрные волосы тревожно звякнули. Молодой человек опустил голову, рассеянно объвёл взглядом серые стены домов, заглядывая в такие разные лица прохожих. Раздосадованно прищёлкнул языком, натянул потуже шляпу и поплёлся прочь. Толпа подхватила его и унесла.
- Прощай, Седрик - Най изобразила на лице странную гримасу и оскалилась.
Недокуренная сигарета полетела на тротуар под домом. Най прикрыла уставшие за бессонную ночь глаза и умиротворённо растянулась на подоконнике, скинув и вторую ногу. Она достала из кармана чёрных брюк небольшой листок - записку, и пробежала по строкам взглядом.
- Странные они всё-таки люди. Даже выдающиеся среди них - сущие дети... - она посмотрела в сторону, куда ушёл хозяин. Най вздохнула и тяжело села на подоконнике. Застегнула пуговицы на рубашке, допила остатки вина и с кошачьей грацией перемахнула через подоконник. Проворно спустившись по водосточьной трубе и выступающим кирпичам она, медленно шагая, растворилась в тумане, напевая что-то и звеня колокольчиками. Идти было некуда. Да и куда ей идти? Най не мужчина и не женщина...даже не человек. А лишь тень своего хозяина.

@темы: сказки

Дом восходящего солнца

главная